Главная страница О нас Архив Обратная связь
Разделы




Mustaqil bosma OAV va axborot agentliklarini qo`llab-quvvatlash va rivojlantirish jamoat fondi

погода



Hosting by UZINFOCOM

"Класс!"ные странички

25 Июнь 2020 13:42
Украденные имена (25)

(Продолжение. Начало в №№ 23, 24)

Два Эркеса и веретёна зла

 

Завыл в далёком крымском селе пёс Эркес. Налетел на него штормовой ветер с Чёрного моря:

– Со мной, псина, соревнуешься? Мою песню тебе не повторить.

– Нет, господин Ветер! Чую, беда с верным другом моим Эмир-Саидом приключилась.

– За чуткое сердце награжу тебя по-царски. Выполню любое твоё желание.

– Хочу, Ветер, чтобы летел ты за тридевять земель и отнёс клочок шерсти с собачьей силой и хваткой  моему игрушечному тёзке. Пусть уничтожит тринадцать резных палочек, которые в их дом зло призывают.

Взвился шквал под облака – клочку шерсти и своей силы добавил.

Ночью в детской  распахнулось окно. Подаренная шерсть прилипла к мягкой игрушке.

Проснулась от стука мама Диляра, пошла детей проведать. Поцеловала Халифе – будто сотни иголок в неё вонзились. Холодом повеяло. Только ноты задрожали. Выступило на них несколько горячих капелек.

Поцеловала Назире – снова иголки. Только на розовом гребне запрыгали тёплые дочкины волоски.

Поцеловала Эмир-Саида – в глаза брызнула едкая морская пена. Только ошейник Эркеса запульсировал.

Поняла, что подозрения её были не напрасны. Забрала ноты, гребень и ошейник. Прижала к груди. Тёплой волной укрыло женщину.

– Здесь мои дети! Как же мне колдовство победить? Может, песня поможет.

Сквозь слёзы затянула нескончаемую  колыбельную. Трудно петь матери под зловещее жужжание, дыхание перехватывает. Скручивают веретёна зла добрые помыслы, с их треском отравленные злобой иглы в женщину впиваются.

Между тем шерсть черноморского друга оживила игрушечную собачку. Встрепенулся Эркес, к нотам и гребню ластится, ошейник лизнуть норовит. Проснулись ненастоящие Халифе, Назире и Эмир-Саид. Глазами сверкают, кричат, слова колыбельной заглушить стараются. Веретёна плотной пеленой укутывают.

Южный шквал наблюдал через окно за происходящим. Чем больше смотрел, тем больше гневался:

– Не бывать тому, чтобы мусорная ведьма над людьми верх взяла! Ради друга моего четвероногого помогу детей вернуть.

Завертелся над городом в раздумьях. Там, где Халифе сорвала необыкновенный цветок, на газоне, как ржавая проволока, лежал себе полёживал колдуньин волос.

– Полезная находка, – засмеялся ветер. – В битве пригодится. Состряпать заколдованное пирожное.

Ворвался в окно, поднял лжедетей под потолок, сложил в три слоя да крепким жёстким волосом перевязал.  Засверкали тут молнии, повалила труха – рухнула колдунья на пол. Эркесу этого и  надо.  Принюхивается, веретёна разыскивает. Найдёт – перегрызёт.  Маме Диляре от такой помощи легче петь стало. Одно веретено осталось. Самое важное. С пряжей родительской любви.

Уже и колдунья в чувство пришла, а веретена нет как нет.

– Не найдёшь, недоразумение игрушечное. Будете на ваших детушек в коробочке любоваться. А я сил подкоплю да вернусь.

– Не вернёшься, порождение мусора! – закричал ветер и вздыбил на меховом защитнике шерсть, дающую хватку живой собаки. – Ищи, пёсик, старайся за двух Эркесов.

Изловчился малыш, распорол когтями бездонный карман – веретено и вывалилось.

– Крак! – рассыпалось под зубами Эркеса на мелкие кусочки.

Чего только не  скрывал карман пакостей: комната заполнилась такими предметами, о предназначении которых никто и не догадывался.

– Ах, помойная душа! – разгневался ветер. – Убирайся отсюда вместе
со своим добром! И выдул колдунью в бездонный омут, где её волос зацепился за уродливую корягу. А на подоконник упал рисунок. Пятеро на берегу моря: родители и трое детей,  крепко взявшиеся за руки.

 

Счастливое пробуждение

 

В своих кроватях оказались Халифе, Назире и Эмир-Саид. Улыбнувшись на слова колыбельной, уснули богатырским сном. Ветер стих. Там, где перегрыз тринадцатое веретено, упал Эркес, лишившийся волшебной силы.

Мама Диляра вышла из детской на цыпочках. Встретив вопросительный взгляд папы Эрвина, стала объяснять, почему сегодня такой долгой была её песня. Не упустив ни одной подробности, добавила:

– Только бы дети всё забыли. Натерпелись бедные. Было бы здорово, если  б сегодняшний день вернулся снова. Только уже без колдовства и украденных имён.

– Да будет так! – порывисто хохотнул ветер за окном и помчался к себе на Чёрное море. Рассказать волнам историю мусорной ведьмы и доложить  чуткому  Эркесу, какие чудеса могут творить дружба и любовь.

Пошёл дождь. Сегодня он выполнял важное поручение – смывал следы, чтобы замечательные дети встали вместе с сочной радугой. Ведь дня рождения Назире – с чудесным платьем, тортом, увенчанным короной, с весёлыми клоу­нами – никто не отменял.

Проснулись две сестрички и братик бодрыми, обменялись пожеланиями доброго дня. Назире выслушала поздравления Халифе и Эмир-Саида.

Счастливая троица  прибежала к родителям:

– Папа, мама! Нам сегодня приснился  одинаковый сон про мусорную ведьму, но мы нисколечко не испугались. Противная хотела украсть наши имена. Не получилось! Ведь их нам дали вы.

– Пусть день рождения Назире станет и днём обещаний, – продолжила Халифе. – Обещаю делать уроки вовремя и не рвать цветы на улице.

– Обещаю утром вставать по первому зову, – поддержала Назире.

– Обещаю убирать за собой игрушки, – сказал Эмир-Саид, стряхивая с Эркеса шерстинки. – И хулиганить не буду.

Родители переглянулись:

– Полезный сон вам приснился...

 

Людмила ПОЛОНСКАЯ, «класс»ная сказочница.